Ксения Шаповалова
Люди идут по свету...
Не для того, чтобы убежать от жизни,
а чтобы жизнь от них не убегала...
Пару лет назад я поехала в Летнюю школу "Русского репортера" и жила в палатке на берегу Волги. Приходилось путешествовать автостопом, добираясь до близлежайших городков. Однажды меня с подругой подбросил до Дубны человек, пообещавший заехать за нами в лагерь на яхте. Конечно, мы решили, что он пошутил. Но яхта была. Было удивительное путешествие. Были ошарашенные ребята и Григорий Тарасевич, отчаянно размахивающий руками на берегу и пытающийся вернуть нас обратно.

Когда я рассказываю о подобных случаях из своей жизни, собеседники обычно округляют глаза или пытаются пощупать мне лоб: "Ты нормальная? Какая яхта, как ты могла уехать? Это легкомысленно! У тебя нездоровая зависимость от каких-то авантюр и путешествий!" Да? Может быть. Только я твердо знаю, что Марк Твен был прав, сказав однажды: "Через двадцать лет вы будете более сожалеть о том, чего не сделали, чем о том, что вы сделали. Поэтому, отбросьте сомнения. Уплывайте прочь от безопасной гавани. Поймайте попутный ветер своими парусами. Исследуйте. Мечтайте. Открывайте".
Таганай, август, 2014 год.
И я всегда хотела исследовать. Всегда хотела открывать: новых людей, новые места, новую себя в этих местах, ведь «счастлив, кому знакомо
щемящее чувство дороги...». Или это лишь видимость счастья, и любовь к путешествиям - это моя зависимость, своеобразный побег от рутинной серой жизни?

Недавно американские ученые даже нашли ген, якобы отвечающий за тягу к путешествиям. Им обладает около 20% населения. Некоторые биологи даже полагают, что именно этот ген мотивировал доисторического человека исследовать и искать новые территории. Я, конечно, человек не доисторический. И почти все территории давно исследованы до меня.

Но исследовать все равно тянет. Тянет с больными почками пойти в тяжелый двухдневный поход ради того, чтобы увидеть альпийские луга и облака - ниже тебя. Тянет залезть на крышу заброшенной московской высотки и ездить там на самокате. Тянет обниматься с березами в селе Константиново, выискивать профиль Волошина на горах в Коктебеле, отправиться в путешествие на неделю и в первый же день сжечь свою обувь на костре, а потом есть кильку за 13 рублей на вершине горы, где закат напоминает картины из «Властелина колец».

В этом году от близких людей я все чаще слышу о том, что у меня нет тяги к определенному месту, что я начинаю впадать в депрессию, если хотя бы раз в месяц куда-то не сорвусь, что даже инстаграм свой (о ужас!) посвятила именно необычным поездкам, а не тому, что я ем на завтрак и как тренируюсь в спортзале. Только за последний год там появились фотографии из Москвы, Великого Новгорода, Пскова, Рязани, Ивангорода, Казани, Волгограда, Бахчисарая, Севастополя, Феодосии, Коктебеля… И еще примерно из десятка городов плюсом к этим.

Причем цели поездок абсолютно разные. Москва чаще всего связана с научными конференциями и конкурсами, города Крыма – с летним отпуском, Рязань, Константиново и Пушкинские горы – с путешествиями по литературным местам. Волгоград – с желанием увидеть Мамаев курган, который некогда вдохновил меня делать творческий диплом. Дошло даже до того, что стоимость каких-либо предметов я измеряю в стоимости билета до какого-то места, в которое я бы хотела отправиться в путешествие.
Так можно ли назвать путешествия зависимостью? Пожалуй, да. Это затягивает. В какой-то степени ты испытываешь постоянную «ломку» и нуждаешься в новых впечатлениях, новых людях. В путешествии мы проживаем наши фантазии и мечты. Поднимаясь высоко в горы, уходя в лес, гуляя по неизвестным улицам неизвестного города мы чувствуем себя первооткрывателями и искателями приключений. Разбивая палатку, мы «проживаем» кочевую жизнь наших предков, добровольно выполняем работу дровосека, рыбака, собирателя хвороста. Всё это ломает закостеневшие привычки и делает нас восприимчивее и терпимее ко всему новому.

И если вы, как и я, психологически зависимы от поездок и путешествий, то сможете продолжить этот ряд "бонусов" нашей болезни:


1
Побег от рутины
Когда мы путешествуем, мы можем делать то, что действительно хотим, о чем так долго мечтали, а не то, к чему обязывает нас повседневная жизнь. Вы когда-нибудь встречали рассвет с группой Lumen под песню «Гореть»? Подпевали Эпидемии, Пилоту, Агате Кристи? Засыпали ли в палатке под песни Нойза? Этим летом я сделала все это, уехав на фестиваль «Улетай» в Лагуново. А еще жарила ведро шашлыков, танцевала и охрипла от подпевания любимым группам. Но эмоций мне, пожалуй, хватит на ближайший год для того, чтобы скрасить серую ежедневную рутину.


2
Источник самореализации
В путешествии многие люди обретают пространство самостоятельности, источник самореализации желаний. Ни для кого не секрет, что после поездок и новых впечатлений мы чувствуем прилив сил и желание творить новое. Такой поездкой для меня, например, стал трехдневный тур в Псков и Пушкинские горы. Это была золотая осень, ярко-желтые листья в Михайловском падали на аллею, где когда-то Пушкин шел с Анной Керн и потом написал «Я помню чудное мгновение…» В Тригорском одиноко стояла «онегинская» скамья, давно не видевшая своей милой Тани. После таких поездок, думаю, любой творческий человек почувствует желание пусть не написать стихотворение, но создать что-то прекрасное – уж точно.


3
Самовоспитание
Путешествие – это лучшее средство самовоспитания. Путешествуя далеко от дома, мы учимся нести ответственность, как за себя, так и за других людей. Самой запоминающейся в этом плане стала моя поездка на Таганай – прекрасный горный парк, расположенный недалеко от Челябинска. Когда-то друзья – геологи мне сказали, что журналисты – совершенно невыносливые люди, им лишь бы в городе посидеть, да кофе попить. Спор завершился покупкой билетов в Златоуст: одному журналисту предстояло доказать геологу, что и творческие люди не лыком шиты. Через день промокла вся моя одежда, через два я сожгла на костре свою обувь, через три ударила топором по пальцу и чуть не упала со скалы. Зато какой чудесный суп можно сварить из одной картошки и тушенки! Как радостно просыпаться и осознавать, что сегодня нет дождя и какое же это счастье: целые кеды!


4
Расширение кругозора
Знакомясь с новой культурой, ландшафтами, городами и людьми, мы обогащаем себя. Мы в их традициях и обычаях, расширяя тем самым свой кругозор и мировоззрение. Пожалуй, здесь можно вспомнить мою поездку в Ивангород, находящийся на границе с Эстонией. Две крепости – одна в Нарве, другая в Ивангороде расположены на противоположных берегах реки на расстоянии буквально ста метров. Гуляя по российской крепости, можно не только узнать о ее истории, но и в буквальном смысле понаблюдать за жизнью в соседней стране. Несколько эстонцев на ломаном русском из своей крепости передавали нам привет. И почему-то они невероятно умиляли.


5
Наблюдательность
Путешествуя, мы становимся наблюдательней. Приехав летом в Коктебель, я зачитывалась стихами Волошина. И, конечно, первым делом отправилась в его музей, расположенный прямо на набережной. Каково было мое удивление, когда выглянув из окна его мастерской и посмотрев на горы, я увидела, что сама природа сделала там профиль поэта и художника. Лишь потом я прочитала, что это давно было замечено, но все равно на тот момент это открытие совершила я, именно я!


6
Выносливость
Появляются силы, о существовании которых мы не догадывались. У СПбГУ есть летняя база в Туапсе под названием «Горизонт», где для ребят организуют походы в горы. Пару лет назад я приехала на море с воспалением почек и высокой температурой. Но мысль о том, что из-за болезни я пропущу двухдневный поход на гору Семиглавую, заставила меня быстро прийти в себя. Пусть на антибиотиках, но я дошла до вершины, где облака далеко под тобой, на закате к тебе подбегают дикие лошади и просят печенье, а от красоты пейзажей хочется плакать и кричать: «Время, остановись, жизнь так прекрасна!»


7
Новые навыки
Путешествия обостряют наши чувства, делают ощущения более яркими, расширяют «репертуар» нашей личности. Мы открываем в себе новые силы и возможности, становимся выносливее, терпеливее, решительнее, предприимчивее, сообразительнее. До этого лета я ни разу в жизни не рыбачила. Купив новую палатку, мы уехали в небольшой поход на несколько дней. За это время я успела подружиться с деревенской рыбой настолько, что выискивала все точные места, где ее много, определенным образом надевала на крючок приманку так, что вся местная рыба немедленно верила, что это безобидный червяк. Может быть, новичкам везет и потом я не поймаю столько рыбы, но в тот день каждые три минуты я кричала одно и то же: «Клюет, тащу!»


8
Восприятие пространства
Путешествия открывают для нас новое восприятие времени и пространства. Мы ощущаем суету больших городов и медлительность провинциальной глубинки. Вырвавшись этой осенью в Константиново, я наконец-то исполнила маленькую мечту и погуляла по Есенинским местам и как истинный поклонник творчества рязанского поэта обняла невероятное количество берез. Возвращаться в шумную Москву, а потом в Петербург после рязанского спокойствия было по меньшей мере дико. Хотелось обратно, гулять под «сереньким ситцем» бедных рязанских небес.


9
Борьба со страхом
Никогда не боялась высоты. Никогда-никогда. Пока не приехала в это место недалеко от Екатеринбурга и не попробовала лезть на гору со страховкой. Залезть это полбеды. Гораздо больше пугало то, как с высоты пятиэтажного дома спускаться. Мои спутники мне сказали: "А ты просто встань лицом к камню и оттолкнись". Еще чего! Стоять спиной и сделать шаг в пропасть с такой высоты, надеясь, что тебя выдержит какой-то маленький карабинчик?! Но по-другому было не спуститься... Сидеть на камнях до ночи и плакать где-то там наверху делу не поможет, поэтому сделать тот самый страшный шаг мне пришлось. Страховка была хорошей, карабин выдержал, а спускаться оказалось очень даже здорово. Минус один страх, плюс один карабинчик в коллекцию о поездках.
Да, может быть, путешествия – это действительно зависимость. Но даже если так, она не негативная. По крайней мере для меня. Ведь зависимость часто связана с избеганием реальной жизни, побегом от нее. У меня противоположное чувство: я не убегаю от жизни, я скорее стремлюсь ее догнать, чтобы не упустить ни один яркий момент, который вдохновит, удивит, научит чему-то. Поэтому салют вам, путешественники! Давайте продолжать штопать ранения души длинной-длинной ниткой стоптанных дорог!

Люди идут по свету.
Слова их порою грубы.
«Пожалуйста, извините», —
С усмешкой они говорят.
Но грустная нежность песни
Ласкает сухие губы,
И самые лучшие книги
Они в рюкзаках хранят.

Выверен старый компас,
Получены карты и сроки,
Выштопан на штормовке
Лавины предательский след.
Счастлив, кому знакомо
Щемящее чувство дороги,
Ветер рвет горизонты
И раздувает рассвет.