Яна титоренко

Götterdämmerung

Самые тихие слова – те, что приносят бурю.
Ф. Ницше
Биография этого человека начинается с маленького промышленного городка недалеко от Дюссельдорфа, примерной католической семьи и болезненного детства. У господина N, назовем его так, было много братьев и сестер. Он в какой-то мере продолжил семейную традицию, оставив после себя пятерых девочек и сына. Ребенком господин N часто и сильно болел: в четыре года он перенес тяжелое заболевание костей, вследствие чего всю жизнь вынужден был носить металлическую скобу на правой ноге. История его жизни подошла бы перу Кафки или Гоголя – мелкий чиновник, несостоявшийся драматург, маленький, тщедушный, с серьезным физическим увечьем. Он, тем не менее, вошел в историю совершенно иначе – человеком, чьего имени лучше не упоминать, чьи слова нельзя цитировать, на книгах которого неизменно стоит штамп «запрещено».
Господин N учился прилежно и считался в классе самым способным учеником. Именно он произносил выпускную речь, как автор лучшего сочинения. В университетах господин N изучал классическую филологию и германистику. После первой серьезной влюбленности написал роман «Михаэль». Защитил докторскую степень. Литературные амбиции заставляли его писать и дальше в тщетных надеждах публиковаться. Пьесы, стихи и статьи чаще всего получали отказы в крупных издательствах. Федор Достоевский, Освальд Шпенглер и Лев Толстой принадлежали к числу его любимых писателей – стандартный список интеллектуала. К России N относится с благоговейным восторгом. «Каким великим и многообещающим должен быть народ, из которого вышел такой пророк!», – писал он в своем дневнике, имея в виду Достоевского. Господин N вообще, кажется, принадлежал к редкому типу людей, доводящих до фанатизму каждую свою симпатию.

Вся эта биография подошла бы любому более или менее плодовитому писателю XX века. К сожалению огромного количества людей, писателем этот человек так и не стал, хотя по долгу службы в дальнейшем ему приходилось работать с большим количеством текстов.

Когда я слышу слово "культура", моя рука инстинктивно тянется к пистолету.
Господин N
Будущего правителя своей страны он называл в дневниках «величайшим разочарованием». Разочарование это попыталось сделать всё возможное, чтобы склонить политические симпатии господина N на свою сторону, и через краткий промежуток времени N написал в дневнике фразу, определившую его жизнь до самого рокового финала: «Я люблю его».

Господин N становится самым молодым членом нового правительства. Его работоспособность поражает. Каждое утро он принимает у себя редакторов всех ведущих газет и формирует вместе с ними сводку дня. Он диктует под запись тексты передовиц, выступает по радио, на съездах и стадионах, контролирует телевидение, театр, кино, пишет сценарии и речи, выпускает листовки, использует 25-ый кадр. «Дайте мне средства массовой информации, и я за год превращу народ в послушное стадо», – дерзко заявляет он, но причина его успешности едва ли заключается только в ловком обращении со СМИ. Он сам, вероятно, верит в свою идею – от первой разорвавшейся бомбы до последнего несказанного слова.

Наиболее известную свою речь господин N произносит в столичном Дворце спорта перед толпой, которая отвечает бурным согласием на самый страшный вопрос мировой истории; в последний момент N вкладывает Экскалибур своему Артуру в руки, но это опасный клинок, и вместе с торжеством победы он притягивает и священную кровь мщения.

Один поэт называл Вторую Мировую Войну последним великим мифом. Каждому мифу – свои герои. И стороне зла, и стороне добра.
Пока остальные уговаривают поверженного правителя бежать, господин N настаивает на том, чтобы дать последний бой в столице. Он искренне и фанатично верит в успех, хотя с юности обладал критическим умом и хорошо видел любые недостатки того режима, которому служил. Он даже выходит в последний радиоэфир, пытаясь внушить нации надежду, на самом деле – прощаясь. «По причинам человечности и личной преданности» он остается в осажденном городе в канун битвы, финал которой предопределен. «Передайте Дёницу, что мы умели не только жить и бороться, но и умереть», – вскинув голову, сообщает он пилоту. Потом идет в свой кабинет, перезаряжает пистолет и раскусывает ампулу с цианистым калием. Именно господину N завещанием предначертано было встать во главе умирающего государства, и поэтому в каком-то смысле умирает он императором.

Солнце встает над Рейном. Вагнер пишет свою «Гибель Богов», Ницше – «Так говорил Заратустра», Валгалла рушится в пламени. Один поэт называл Вторую Мировую Войну последним великим мифом. Каждому мифу – свои герои. Стороне зла – в том числе. Пепел господина N развеяли над Эльбой – слишком красивый финал для такого персонажа.
Вы уже догадались, о ком идет речь? Человек с биографией писателя и судьбой романтика вошел в историю величайшим пропагандистом XX века.

«Вы хотите тотальной войны»? – спросил Йозеф Геббельс, и вся нация ответила ему: «Да». Мы запомнили вопрос и запомнили человека, и запомнили даже войну, но предпочли забыть ответ. Мы решили думать, что никто ему не отвечал, а если и отвечал, то только в состоянии катарсиса от произнесенной речи, только из-за влияния толпы, только под действием пропаганды. Но если господин N появится вновь, а он появится, выйдет на стадион, кутаясь в свой длинный черный плащ, и спросит снова: «Вы хотите тотальной войны?», останется ли у нас уверенность, что новые поколения вспомнят прошлые ошибки и ответят "нет"?

* Примечание от автора: этот текст – попытка провокации читателя. Осознавая негативный имидж персонажа и количество злодеяний, совершенных Геббельсом, я считаю, что нелишним будет акцентировать на этом внимание. Мы не пытаемся оправдать его безусловного зла, но хотим попытаться посмотреть на известного персонажа под нетривиальным углом, представив его обычным человеком. Спасибо.