Полина григорьева

Orgasm is closed

Наш специальный корреспондент в Париже побывал на показе нашумевшего "Дау", из-за которого Антон Долин поссорился со всем миром, а Харьков, по слухам, готов убить режиссера Илью Хржановского.
Артем Кузнецов

«Ни дня без артишока!»

Как «овощ любви» покорил планету.
яна титоренко

Убийство на Мойке

Можно ли узнать, кто же на самом деле убил Распутина, или холодные воды Мойки скрыли это безумство от следствия и истории?
Анжела новосельцева

Террористическая революция

Наш автор размышляет о сущности террористической революции на примере исламизации и "Игры Престолов". Внимание, статья содержит возрастное ограничение 18+
Ярослав попов

«СМОГ»: литературный бунт «застоя»

Как ненадолго возродилась традиция литературных объединений в СССР и кого за мирные митинги отправляли в психбольницы.
Александра Лапченко

Предрассветный сумрак профессора Демихова

Прибыв к берегам Эрифейи для совершения своего десятого подвига, Геракл убил чудовище по имени Орф. Спустя сотни лет оно возродилось снова в лаборатории на окраине Москвы.

Александра Лапченко

Неучтенные жертвы войны

Погибшие и пропавшие без вести. Раненые и пленные.
Их количество фиксируют и оглашают в официальных сводках. А как быть с теми, кто вернулся с войны физически, но мысленно остался там?..
Александра Лапченко

Пока часы двенадцать бьют...

Самые безумные идеи о том, что делать, если часы бьют всего двенадцать раз, а желаний гораздо больше...
Ксения Шаповалова

Как Печорин стал Печкиным

История о том, как Онегин убивает Раскольникова, а Печорин
на полставки подрабатывает почтальоном.
Александра Лапченко

Фабрика смерти

Как выглядит концентрационный лагерь Освенцим в наши дни? Воспоминания узницы и впечатления туриста.
Яна Титоренко

На французской стороне

О том, какой красавчик Эммануэль Макрон, рукопожатиях и мемах из интернета
Георгий Бадян

Топ-5 авантюристов Революции
в России

По сравнению с ними Остап Бендер нервно курит в стороне.
Георгий Бадян

"Все мы бражники здесь, блудницы..."

Гид по кабакам Серебряного века.
Яна Титоренко

История одного поручения. Гоголевский фельетон

Не рекомендуется к прочтению впечатлительным личностям, аппарату президента и всем, кто не знает, что такое смех.