Ольга Кругликова

Искусство в большом долгу...

О том, зачем ученым понадобилось устраивать бессмысленный праздник свадьбы шута и шутихи в Ледяном доме на закате царствования Анны Иоанновны и почему за это перед ними в долгу искусство.
Ксения Шаповалова

Дело Рамзая: казнить нельзя спасти

Рихард Зорге - известный советский разведчик, имя которого долго оставалось неизвестным. В нашем материале - дело Рамзая и предательство Сталина.
Полина Григорьева

Медленные игры

Наш автор выступает адвокатом медитативности и детализации, доступным языком объясняя, почему мир скучал по гиперреализму.
ДАРЬЯ АБУТАЛИПОВА

Живая ёлка в городе мёртвых

Думаете, Нового года не было в блокадном Ленинграде? Но он был, ведь надежды на новогоднее чудо сильнее любой войны...
Ольга Кругликова

Влюбленный Каренин

Он был учителем трех наследников престола, двое из которых царствовали, а один угас, так и не успев стать царем. И для всех он был более, чем преподаватель права – он становился наставником, ментором, поводырем...
Георгий Бадян

Он вам не ЕГЭ

Дети лакеев, кучеров и прачек не получат образования.
Мнение редакции

Можно ли оправдать фашизм?

Мы решили, что фашизму нет оправдания, поэтому на этой неделе рубрика "Презумпция" пустует.
Ксения Шаповалова

Воинствующий пацифист

О том, как Ф.М. Достоевский призывал к христианской любви, всепрощению и... войне.
Елена Кудрявцева

"И началась опера в трех действиях"

"Искусство – это либо плагиат, либо революция", - утверждал Поль Гоген. О симбиозе того и другого на оперно-балетной сцене - читайте в нашем материале.
Елена Кудрявцева

Тень несозданных созданий

Величие… «Великий декадент…» Ну хоть бы и так: «великий символист…» Как будто оксюморон, не правда ли? Неправда.
Александра Лапченко

Бюрократия под знаком "+"

Длинные очереди, тонны бумаг, недовольные чиновники. Бюрократия - приговор для государства?